SVENSKA

РЕШЕНИЕ

Приходского собрания от 17-ого февраля 2019 г. о канонической принадлежности стокгольмского Св.-Преображенского православного прихода русской традиции

 

 

Св.-Преображенский приход основан в Стокгольме в 1617 г. по условиям Столбовского мирного договора между Швецией и Россией. В течение 300 лет приход находился в юрисдикции сначала Новгородской митрополии, а с середины 18 века – Св. Синода Русской православной церкви. С 1921 г. по 1931 г. приход входил в состав Архиепископии Русских православных церквей в Западной Европе Московского патриархата, основанной Святейшим патриархом Тихоном. Таким образом, более трёх веков наш приход миссионерски отстаивал Православную веру за границей, находясь в лоне Русской православной церкви без каких-либо канонических претензий Вселенского патриархата. В 1931 году архиепископия вошла в состав Вселенского Патриархата в качестве экзархата под руководством митрополита Евлогия (Георгиевского).

Эта каноническая защита не стала формальностью. Свято-Преображенский приход, принятый в лоно Вселенского патриархата по ряду причин церковно-политического характера, начал осуществлять подлинную православную миссию в Швеции. Он перестал быть этническим феноменом, превратившись в духовное убежище всех православных верующих в этой стране. В наших метрических книгах сохраняются имена православных христиан не только русского происхождения, но и шведского, греческого, украинского, сербского, болгарского, румынского, грузинского.

Когда после Второй мировой войны православная диаспора на Западе стала увеличиваться, Поместные церкви начали основывать здесь свои епархии и приходы.
Так, в Швеции в 1969 г. была открыта греческая митрополия Вселенского патриархата в непосредственной близости (с 1978 г.) от нашего храма, который к тому времени почти 40 лет находился в юрисдикции того же Патриархата. Этот факт сам по себе указывает на то, что главной целью создания греческого прихода было окормление эмигрировавших греков. Этому своему предназначению греческий приход оставался верен всегда вне всякой миссионерской деятельности. Это вполне объяснимо и достойно уважения. Но вселенскость Константинопольского патриархата в Швеции проявлялась именно существованием нашего русского прихода той же юрисдикции. И если можно сказать, что это было „неканонично“ де-юре, то Вселенский престол де-факто это допустил и всегда ценил.


После событий, связанных с афтокефалией Украинской церкви, Св. Синод в Константинополе резко изменил свое отношение к нашему Парижскому экзархату. К нам вдруг подошли с позиции акривии - строго соблюдения церковных догматов, тогда как повсюду давно утвердились принцип икономии, исходящий из интересов практической и духовной пользы. В западноевропейских странах православная диаспора уже давно управляется синодами епископов разных поместных церквей, а не только вселенским синодом. Несмотря на это, Вселенский Патриархат решил распустить свой западноевропейский Экзархат русских православных церквей якобы „по каноническим причинам“. Это неожиданно, резко и, можно сказать, брутально. Канонический буквализм в данном случае вступил в разрез с христианской этикой, вытекающей из самого Евангелия. Нас не оставил равнодушными императивный стиль указа, в котором предписывалось "незамедлительно и без отсрочки“ инкорпорировать приходы экзархата в епархии Вселенского патриархата, оторвав их от живого тела архиепископии, не принимая во внимание ни человеческие отношения, ни человеческие судьбы. „Незамедлительно и без отсрочки“ хорошо в компьютерных играх. Вместе с тем, "незамедлительно" наказали священника нашего Экзархата в Италии, запретив в служении через несколько дней после синодального распоряжения от 14 января, обвинив его в неподчинении требованиям местного митрополита Вселенского престола.

Нам очень сложно понять логику этих действий Св. Синода. Но за каноническими мотивами нам видится и большая политика. 
Другими словами, мы утратили доверие. Не к священному и древнему Вселенскому престолу с его каноническими правами и полномочиями, но к тем, кто, ссылаясь на священные каноны, стал диктаторски и без христианской любви вершить человеческие судьбы. Печальный результат: верующие люди, наши старые и новые прихожане покидают приход.

Здесь, в Стокгольме, мы ценим и любим Высокопреосвященнейшего греческого митрополита Клеопу. Мы ценим его личную заботу о судьбе нашей церкви, благодарны за его гарантии сохранить под своим омоформ традиции и своеобычность нашего прихода. Но мы понимаем также, митрополит обязан выполнять распоряжения сверху и в своих решениях не вполне самостоятелен. Наш приход потерял доверие не к митрополиту Клеопе, а к той непонятной нам синодальной политике, которая, с одной стороны, готова с великим снисхождением принять в евхаристическое общение закоренелых раскольников, с другой – проявить чрезмерную строгость и бездушие к своим верным чадам.

Св.-Преображенский православный приход русской традиции в Стокгольме отрывается сейчас против своей воли от своего церковного тела - Парижского экзархата, и вынужден насильственно присоединиться к другой епархии того же Патриархата, но имеющей очевидный этнический (греческий) характер. Поэтому на своем Собрании 17 февраля 2019 г. наш приход принимает свое решение: в согласии с церковным и гражданским законодательством присоединиться к другой церковной юрисдикции.


Тем не менее, эта юрисдикция не должна находиться вне евхаристического общения с Вселенским патриархатом. Мы не можем принять разрыв в св. Евхаристии в качестве нормы церковной жизни. Вместе с русской литургической идентичностью нашего прихода мы должны учитывать и его многоязычный и многонациональный характер. Приход не может быть местом изоляции. Мы должны быть местом единения. Мы не живем ни в России, ни на Украине, ни в Греции, ни в Турции. Нашим общим домом стала Швеция. Дети многих из нас родились и выросли здесь. В этой стране и в этом приходе. Он должен, как и раньше, быть общим домом для всех. К сожалению, первая Мать-церковь нашего прихода – РПЦ МП - вновь переживает политический и церковный кризис. В приходах Московского патриархата стали запрещать „вселенским“ причащаться, а русским запрещают причащаться даже и на Афоне – под угрозой строгих санкций! На Западе это разделение вторглось даже и в семейную жизнь.
Митрополит Иларион Алфеев недавно заявил: „Мы находимся в состоянии войны!". Войны с «второй» Матерью-церковью нашего прихода: Константинопольской церковью. Но мы не можем и не хотим жить, как на войне. Нам довольно духовной брани. В своем этническом и культурном многообразии мы должны остаться Церковью – нераздельным Телом Христовым.


По этим причинам мы не можем сейчас подчиниться как Константинопольскому и Московскому патриархатам, так как и всем прочим юрисдикциям, в которых нарушено евхаристическое единство.

В нормальных условиях наша дорога вновь привела бы нас к Москве после того, как Вселенский престол внезапно остановил время и вернул нас в 1931 год. Но пришли иные времена.

Опираясь на принцип икономии, широко распространяющийся на православных Западной Европы, и который не оспаривается Вселенским патриархатом, мы сегодня решаем искать канонической защиты поместной церкви Вселенского православия, которая находится в полном евхаристическом общении со всеми церквами, в том числе Вселенской и Московской. Мы намерены обратиться за помощь к юрисдикции, находящейся вне политических конфликтов, которая может нам обеспечить церковный мир и покой, гарантируя нам сохранение нашей русской традиции и наше духовное развитие в контексте шведского языка и разных культур.


Какая будет эта „иная“ юрисдикция? – пусть Бог нам покажет. Наверное, та, которая первой отзовется с пониманием и христианской любовью на нашу просьбу помощи и защиты.


В этой редкой и критической ситуации главное значение имеет сейчас наше решение о том, кому мы НЕ можем принадлежать. Мы можем считать его временным: до того дня, пока не разрешатся сегодняшние конфликты и восстановится полное евхаристическое общение двух великих патриархатов: Москвы и Константинополя. До тех пор мы намерены сохранить любовь и евхаристическое единство под иным каноническим омофором.

 

 

 

 

 

Свято-Преображенский Православный храм

РУССКОЙ ТРАДИЦИИ - СТОКГОЛЬМ